Информационная безопасность в прифронтовой зоне

В реалиях объявленного Украиной перемирия обострилась актуальность информационных атак – битвы за умы и поддержку широких масс населения прифронтовой полосы. Методы и формы такой борьбы в прифронтовой зоне имеют ряд специфических черт и отличаются от тех, что российская сторона применяет к населению страны в целом.
К сожалению, классические теракты уже не есть событием исключительно прифронтовой полосы. Но использование информационных эффектов в прифронтовой полосе носит специфический характер. Важно обратить внимание на тот факт, что за последние четыре месяца, террористы только один раз совершили теракт повлекший гибель местных жителей (прицельный удар РСЗО «Град» 14 октября 2014 года по похоронной процессии близ поселка Сартана). Остальные теракты совершены без жертв среди гражданского населения, что должно демонстрировать идиологему террористов о войне против Украины, но не против местного мирного населения.
С другой стороны, в местных СМИ, социальных сетях и в виде слухов, распространяется информация о неблагоприятных, для местного населения, последствиях дальнейшего сопротивления оккупантам. Причем, как вследствие терактов, так и вследствие самого факта нахождения в прифронтовой полосе вооруженных формирований Вооруженных Сил Украины и частей Национальной Гвардии. То есть теракты используются как информационный повод для формирования диалога с колеблющимся, соглашательски настроенным большинством населения (именно на эту категорию граждан рассчитана вся информационная компания), в том ключе, что перенесение линии фронта от их домов решило бы многие проблемы.
Важно отметить, что кроме очевидных рисков, связанных с активизацией боевых действий, в прифронтовой полосе сектора «М» есть и некоторые специфические риски, реальные и пропагандистские. В нашем районе это в первую очередь риски связанные с потерей работы и спекуляции на пребывании в городе и окрестностях военнослужащих.
Трудоустройство – объективная проблема нашей страны, в условиях военного времени, стала только острее. Но в прифронтовой полосе она становится особенно чувствительным фактором. На нем часто спекулируют работодатели (актуализируют тему), используют его на благо себе и террористы. Так, подрыв железнодорожного моста в Мариуполе 23 декабря, который прекратил доступ ж/д транспорта к вокзалу и отрезал «ММК им. Ильича» от морского порта. Обе проблемы решаемы, но создают ряд проблем. Так жителям окрестных сел, работающим в Мариуполе, гораздо сложнее попасть на работу из поселка «Сартана», где теперь находится конечная станция междугородного и пригородного транспорта, нежели с вокзала. Проблема не была бы острой, даже могла бы вылиться в дополнительные рабочие места – за счет организации регулярных маршрутов городского транспорта, но в силу неповоротливости местных властей, приводит только к лишним неудобствам для жителей сел и росту нервозности вследствие опасений потерять работу. И это кроме того очевидного факта, что к охране объектов инфраструктуры в секторе «М» относятся, что доказано успешным терактом, без должного внимания. По принципу «А вот в ДНР такого нет» (а если и есть – тут об этом информацию массово никто не распространяет), подобные аргументы могут подталкивать человека к идее если не симпатии, то нейтральному отношению к террористам.
Второй специфической темой информационных диверсий против Украины в прифронтовой полосе стали военнослужащие на улицах города. Любой житель Житомира или Десны скажет, что солдаты – публика специфическая, к ней привычка нужна, но даже они не сталкивались с вооруженными солдатами на улицах. В Мариуполе человека в форме 23 года можно было встретить крайне редко, а в селах – так только при демобилизации односельчанина, оружие же многие не видели никогда. Сам подобный опыт является довольно специфическим и пугающим на уровне инстинкта. Этот эффект и используется в информационной войне в прифронтовой зоне, сопровождаясь преувеличением и извращением информации.
Так, мимо внимания местных СМИ, как печатных так и электронных, не может пройти ни одна авария с участием военных, причем авторы игнорируют проблему определения виновного в ДТП. В СМИ и слухах постоянно муссируются, реальные или вымышленные, случаи встреч горожан с военнослужащими в состоянии алкогольного опьянения, причем достоверность и обстоятельства события игнорируются. Стадия опьянения, как и наличие оружия – авторов не интересуют так же. Ни в одном случае публикации подобных сообщений нет продолжения с описанием, чем закончилось выяснение инцидента, кто был признан виновным и какое наказание понес. Последний факт нацелен на формирование у, и без того напряженного обывателя, мысли о безнаказанности и недисциплинированности армии и Нацгвардии. Отсюда житель прифронтовой полосы, на, в том числе, и собственном, как ему кажется, опыте, должен приближаться к двум выводам: об эффективности бандформирований террористов (мост взорвали) и неэффективности частей Украины (я видел их уровень дисциплины). Отсюда, по мнению российских пропагандистов должен следовать вывод о том, что в своей жизни прагматичный обыватель должен с неизбежностью делать ставку на террористов.
На ту же идею с элементами запугивания, работают и материалы в СМИ с заголовками «Неизвестные в камуфляже и масках выкрали предпринимателя/студента/водителя». Подобные публикации нацелены на классические задачи прифронтовой пропаганды – на запугивание масс, ибо в дальнейшем информации о судьбе «похищенных» как и об истинных причинах задержания, как правило, не предоставляется. Так у населения формируют ощущение, что произвол армии может коснуться каждого и что никакого состояния виновности не требуется для того, чтобы стать жертвой… «карателей».
Данные направления информационной безопасности требуют не сложных, но чрезвычайно важных и оперативных мер, которые частично реализуются на протяжении последнего месяца. Ряд же необходимых действий в информационном поле требует изменений в нормативной базе АТО, а так же человеческих и материальных ресурсов, как местной власти так силовых ведомств страны.

Черепченко А.А.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Поддержка redox sparrow-hawk