НАСТУПЛЕНИЕ И ЕГО ПОДДЕРЖКА

Путину не нужно заботиться о сохранении своего лица – за него это делает весь остальной мир, включая и его жертв. Это один из факторов, позволяющих ему вести себя совершенно раскованно и непринужденно, ограничиваясь сугубо рамками своего понимания мира – обо всем остальном позаботятся все остальные. Именно в рамках такой парадигмы становится понятно, почему и как возможно подписание документа в рамках переговорного процесса, получившего в СМИ название «Минск-2».
Именно по этой причине являются бессмысленными жертвы героической обороны Дебальцевской дуги или наступления под Мариуполем, осуществлявшиеся накануне и в ходе переговоров.
Если к реалиям Дебальцево привлечено внимание не только украинских, но и мировых информационных агентств, то события южнее Донецка остались в стороне от основных магистралей потока смыслов, продуцируемых в СМИ. Однако события последних недель и дней позволяют отчетливо понять многие процессы, происходящие в прифронтовой полосе и отчасти стратегию противника.С момента фактического прекращения перемирия, в середине января 2015 года, любой наблюдатель мог бы сказать, что события на южном фланге характеризуются миром и покоем, даже относительно луганского участка фронта. Но такое впечатление может возникнуть только на основе информации из массмедиа. На практике, с момента активизации конфликта, только в пределах зоны доступной для аудионаблюдения в районе Мариуполя российско-террористические войска из артиллерийских и залповых систем выстрелили в направлении Украины несколько эшелонов боеприпасов. Но, тем не менее, именно южный фланг фронта, Сектора «Б» и «М», стали единственными, где вооруженные формирования Украины переходили в наступление за последние месяцы. Речь идет о совместном рейде частей 28 мехбригады и 1 танковой бригады на Еленовку, осуществленном 25 января и наступлении спецбатальона МВД «Азов» на Коминтерново и Саханку 10 февраля 2015 года. Безусловно, такая активность была обусловлена низкой готовностью к сопротивлению, со стороны врага в данных секторах, как и данных разведки о незначительных силах оккупантов на оккупированных территориях напротив секторов.
Однако, если рейд частей ВСУ носил отчетливый характер спланированной военной операции: стремительное продвижение бронетанковых сил в сопровождении не менее значительных сил пехоты, все под прикрытием артиллерии, продолжившееся стремительным же отходом, то иначе обстояло дело с наступлением «Азова» в Секторе «М».Наступление 10 февраля происходило в условиях подготовки к встрече в Минске и обострению ситуации на Дебальцевской дуге, и неафишируемого визита в Мариуполь главы СНБО, господина А. Турчинова. Наступление «Азова» не было координировано с частями ВСУ в Секторе «М» и стало полной неожиданностью для командования частей в районе Мариуполя. Безусловно, в подобной тактике была своя логика: отсутствие артподготовки гарантировало эффект неожиданности, борьба с расползанием информации о наступлении, разведданные о слабости позиций врага и опыт рейда 25 января практически гарантировали позитивный и мгновенный результат продвижения войск спецбатальона. Так, собственно и произошло. Но далее, столкнувшись с организованной обороной в районе с. Саханка, наступление захлебнулось. О продвижении в направлении с. Октябрь речь перестала идти уже 11 февраля, даже не смотря на действенную и активную поддержку со стороны артиллерии ВСУ. Вопрос о контроле над Коминтерново и движении в направлении с. Заиченко потерял актуальность тогда же. Таким образом уже через день после начала наступления и начала перегруппировки сил и средств ВСУ, задача о вытеснении противника на дистанцию, недоступную для прямых ударов по Мариуполю (атака на «Восточный» была осуществлена с окрестностей сел Саханка и Заиченко), отпала уже 12 февраля.
Далее, вопрос стал уже об удержании территорий, контроль над которыми удалось вернуть на момент 10 числа. Тут-то и проявились все отрицательные моменты подобного ограниченного подхода к реализации активной обороны. Речь даже не о том, что легкая пехота, каковой и есть спецбатальоны МВД, быстро истощилась в позиционных боях (иначе и быть не могло). Не в том, что данная наступательная операция не была поддержана аналогичными рейдами ВСУ в районе Гранитного и/или Еленовки, дело не в том, что аналогичные действия не были предприняты на луганском секторе фронта, где все еще держится плацдарм на южном берегу Северского Донца. Дело в том, что никто не организовал и не осуществил действенные меры, направленные на распыление сил врага на Дебальцевской дуге, никто не стал наглядно демонстрировать эфемерность «границы» с оккупированной территорией. Никто не решился показать недостаточность резервов армии РФ на территории Ростовской области. Вместо этого, весь мир, а особенно жители прифронтовой полосы, увидели тотальные разрушения в районе Дебальцево. А жители прифронтовой полосы секторов южного фланга увидели, что до активизации вооруженных формирований Украины в Широкино и Лебединском, которые были нейтральной полосой, где ранее люди жили в своих домах, решая понятные всем проблемы населения прифронтовой полосы. Увидели они так же и то, что после наступления  украинских частей жители сел нейтральной полосы лишились домов и способа жизни, хотя бы отдаленно напоминавшего мир. И это на фоне полной победы оккупационных войск в тех районах, где агрессор мог почувствовать дискомфорт.
Понимание всеми группами населения прифронтовой полосы, и не только, того факта, что оккупанты могут и получают все, что хотят, на фоне провала оборонительной, в районе Дебальцево и наступательной, в районе Коминтерново, операций украинских вооруженных формирований, безусловно играет на руку врагу. Не столько в военном плане, сколько в информационном. Путину, по итогам событий последнего месяца, удалось не только не потерял свою репутацию, но и укрепил ее, фактически стараниями украинской стороны. И это касается как септиков, так и сомневающихся, так сказать, «нейтральных» граждан Украины, а это большинство населения прифронтовой зоны. Ему даже удалось снова внести смятение в ряды искренних патриотов Украины, что уж говорить об иностранных наблюдателях.
Боюсь оказаться правым, но складывается впечатление, что военный анализ последних событий, в том числе и наступательных операций украинских подразделений, оказался на руку противникам передачи вооружений в Вашингтоне и уж тем более в Европе. Данные результаты нерешительности и неорганизованности ставят всех, в стране и вне ее, перед вопросом: а собирается ли Украина всерьез сопротивляться оккупации? И вопрос этот становится все более значимым и определяющим, с каждым часом.
Именно на этом фоне, Путин и имеет возможность внести в Совет Безопасности ООН резолюцию по Украине, которую, впервые с начала войны, поддерживают все члены этой структуры. Именно на этом фоне он может, ничего не опасаясь, далее слать колонны техники, сотни тысяч людей из числа добровольцев и амнистированных заключенный россиян. Именно на этом фоне, Путин может сохранить популярность у граждан Украины и даже привлечь новых приверженцев из числа колеблющихся. «Минск-2» просто призван, в очередной раз, расширить возможности кремлевской администрации в войне против Украины.

Черепченко А.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.

Поддержка redox sparrow-hawk